Главная страница > Вопрос
Вопрос
Что такое " Общественное место", с юридической точки зрения. По закону.
право | закон 23.07.10 Автор: Roman_kherson
Ответы
1 из 9
Места общественного пользования:
Лестницы, площадки, туалеты, магазины, придворовые территории и т. д.
23.07.10 Автор: Без имени
2 из 9
в Российском законодательстве нет точного определения общественного месте.
23.07.10 Автор: vagonpidarasov
3 из 9
Базар!
23.07.10 Автор: Full_Throttle
4 из 9
К сожалению, точной формулировки "общественного места нет", под него подпадают все места, где могут, одновременно или нет, появиться более одного человека.
23.07.10 Автор: Без имени
5 из 9
улицы и дороги не общественные места, как ни странно... но пить там тоже нельзя... дольше будешь доказывать...

парки, скверы, остановки, помещения - общественные... не помню точно, но определение есть... просто надо уметь читать между строк, как юристы... и подвязано это все было, как-то на виды собственности, в том числе и на муниципальную...
23.07.10 Автор: Lesha Diamond
6 из 9
Места общественного пользования:


"..."Места общественного пользования" означают те части любого здания, земельного участка, улицы, водного пути или других мест, которые доступны или открыты для населения, будь то постоянно, периодически или время от времени, и включают любой коммерческий, деловой, культурный, исторический, просветительский, культовый, государственный, развлекательный, рекреационный или аналогичный объект, который таким образом доступен или открыт для населения..."


Извлечение из документа:


"МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНВЕНЦИЯ О БОРЬБЕ С БОМБОВЫМ ТЕРРОРИЗМОМ"
23.07.10 Автор: boltna10
7 из 9
Общественным местом считается ВСЁ, кроме дома и автомобиля...

То есть это из определения ментов - бухать можно тока в машине и дома =) Если пьяный выйдешь из такси и пойдёшь до подъезда, тебя могут уже смело забрать =))))
24.07.10 Автор: G-Unit
8 из 9
как сказано выше точного определения нет. Но можно сказать что общественное место - это участок местности, здание, другие места, не ограниченные для доступа всех граждан, предназначенные для т.с. "общего" пользования. В то же время следует заметить, что статус "общественного места" может "меняться" в течение суток. Например, если днем магазин - общественное место, то ночью, когда он не работает и закрыт для посещения, таким уже не является.
27.07.10 Автор: Без имени
9 из 9
Нашел интересную статью
Нецензурная брань в общественных местах

Существует незыблемое правило - нормы о юридической ответственности должны быть максимально ясными, четкими и конкретными. В этой связи отчасти несостоятельной можно признать норму ст.20.1 КоАП РФ в той мере, в какой ею устанавливается административная ответственность за нецензурную брань в общественных местах, и вот почему. Содержание указанной статьи направлено, прежде всего, на защиту достоинства личности и личной неприкосновенности, на поддержание такого общественного порядка, при котором права и свободы личности гарантируются от нарушения в результате противоправного поведения других лиц, что характеризует ее социальную предрасположенность.
Определяя мелкое хулиганство как нецензурную брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам или другие действия, демонстративно нарушающие общественный порядок и спокойствие граждан, санкция ст.20.1 КоАП РФ карает лицо, его совершившее, таким административным наказанием, как административный арест на срок до 15 суток, назначаемый судом. Причем следует иметь в виду, что каждое из перечисленных деяний является автономным (самостоятельным) содержательным критерием объективной стороны мелкого хулиганства и вопрос об их необходимой совокупности не имеет решающего значения для достаточной квалификации этого правонарушения.
В данной связи особо настораживает ситуация с наказуемостью нецензурной брани в общественных местах, тем более в условиях ее филологической и формальной неопределенности.
Считается, что лексический характер нецензурной брани находится в плоскости общеизвестного сознания (Иваненко Ю.Г. О гражданско-правовой защите чести, достоинства и деловой репутации // Законодательство. 1998. N 12. С.24). Универсальное, ценностно-сознательное восприятие тех или иных слов действительно позволяет каждому объективно (независимо от субъективного к ним отношения) определить их цензовый уровень и значение. Полемика по данному поводу в принципе не существенна, если не затрагивается проблема отграничения нецензурных выражений от других неприличных форм употребления слов, которая относится к сфере филологического, нежели юридического знания. Может быть, поэтому Верховный Суд РФ в своих официальных разъяснениях не дает определения нецензурной брани.
Оговоримся, что такие попытки в истории Российского государства ранее предпринимались. Так, уже московскому праву известно закрепление в судебных актах обозначения "непригожих слов", которые считались оскорбительными. Филологический аспект указанной проблемы "отграничения" был ранее также рассмотрен на страницах журнала "Российская юстиция" (Базылев В.Н., Бельчиков Ю.А., Леонтьев А.А., Сорокин Ю.А. Как слово наше отзовется // Российская юстиция. 1998. N 4-7), но в контексте исследуемого вопроса важно обратиться лишь к некоторым общим выводам, не выходя за узкие рамки юридических дискуссий. Нецензурные выражения дают отрицательную оценку личности потерпевшего через употребление слов и выражений с определенной семантикой, считающихся неуместными в большинстве ситуаций общения. Обсценная лексика (мат) характеризуется высшей степенью негативной, неприличной (крайне резкой и циничной) и непристойной оценки личности, главной функцией которой является оскорбление, унижение, порочение адресата речи. Вместе с тем не всякая обсценная лексика носит ярко выраженный экспрессивный характер и может быть сопряжена с оскорблением, унижением личности. Это зависит от конкретной функции такой лексики, ситуации общения, включая характер отношений между участниками речевого акта, и уровня речевой культуры говорящего или пишущего. Учитывая данное обстоятельство, например,
Верховный суд Италии официально разрешил водителям "материть друг друга", мотивируя это тем, что словесные оскорбления, нанесенные в "припадке дорожной ярости", не столько являются оскорблениями в собственном смысле, сколько помогают водителю побороть стресс. Те условия, которыми обусловливается необходимость установления функций, характера обсценной лексики и уровня речевой культуры лица, должны в каждом конкретном случае получать квалифицированную (экспертную) оценку. Без таковой вероятность того, что конкретное решение по делу о мелком хулиганстве окажется субъективным, спорным, юридически уязвимым, будет чрезвычайно высока. Это может быть вызвано также и тем, что все или почти все основные критерии обсценной лексики, позволяющие отграничить ее от других неприличных форм выражения русской речи, не имеют объективного и операционального определения. И это всего лишь некоторые проблемы филологического плана.
Что же касается нецензурной брани в юридическом смысле, то здесь имеются не меньшие трудности. Для начала постулируем, что не всякая нецензурная брань в общественном месте может и должна быть наказуема в административном смысле (по КоАП РФ). Распространенная точка зрения о том, что для наказуемости нецензурной брани является достаточным сам факт совершения нарушителем действий лишь в общественном месте (Минеев И. Квалификация злостных нарушений порядка отбывания уголовного наказания // Российская юстиция. 2000. N 5. С.44), вне всякой необходимости установления каких-либо дополнительных обстоятельств (Бахрах Д.Н. Административная ответственность граждан в СССР: Учеб. пособие. Свердловск, 1989. С.109), на наш взгляд, представляется не бесспорной.
В контексте умышленного мелкого хулиганства все же следует выявлять направленность умысла лица на нарушение общественного порядка. Так, например, нельзя квалифицировать как мелкое хулиганство нецензурную брань, адресованную конкретному лицу в силу личного неприязненного к нему отношения, даже если такие действия происходили в общественном месте, но при этом не имели целью именно публичное унижение личности.
Таким образом, инвективная цель (потребность) нецензурной брани в общественном месте в контексте мелкого хулиганства может носить личностно-неприязненный характер, но обязательно должна быть сопряжена с направленностью интереса лица на нарушение (пренебрежение правилами) общественного порядка.
Невыявление здравого отношения лица к содеянному входило бы в явное противоречие с презумпцией невиновности, согласно которой лицо подлежит административной ответственности только за те правонарушения, в отношении которых установлена его вина, а сами неустранимые в его виновности сомнения толкуются в пользу этого же лица (чч.1, 4 ст.1.5 КоАП РФ).
Между тем при всей диспозитивной определенности мелкого хулиганства нельзя признать соразмерной кару нецензурной брани в общественных местах административным арестом. Заметим, что КоАП РФ за данное деяние, хотя и закрепляет санкцию ст.20.1 альтернативным и относительно определенным способом, вместе с тем связывает его (наряду с административным штрафом) с такой практически распространенной мерой административной ответственности, как административный арест, носящий независимо от его количественных параметров исключительно суровый характер. Так, судебная статистика за 2001 год показала, что из общего числа назначаемых судами при рассмотрении дел об административных правонарушениях наказаний принадлежащая в них административному аресту доля составляет 50,5% (Судебная статистика за 2001 год // Российская юстиция. 2002. N 8. С.69). О практически частом применении в таких случаях административного ареста свидетельствует не только судебная статистика, но и высказывания отдельных практических работников в пользу применения судьей административного ареста лишь за то, что лицо, совершившее правонарушение, не в состоянии нести бремя ответственности по другим видам наказания имущественного характера, в частности административному штрафу (Стуканов А. Практика подсказывает // Законность. 2000. N 7. С.23-24; Вырастайкин В. Мелкое хищение - не мелочь // Российская юстиция. 2000. N 7. С.45). Такой же "статистико-тактический" подход применяется и к наказаниям за нецензурную брань в общественных местах.
Несоразмерность административного наказания за нецензурную брань в общественном месте можно оценить и с точки зрения его соотношения с пограничным с ним наказанием - уголовной санкцией за аналогичные по природе деяния (подразумевающие в характеристике объективной стороны преступления нецензурную брань) правонарушения. Так, УК РФ за оскорбление (унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме) не предусматривает в санкции ст.130 наказание, связанное с ограничением или лишением свободы нарушителя по какому-либо качественному или количественному признаку.
Установленный КоАП РФ за нецензурную брань в общественных местах административный арест как часто используемый на практике вид административного наказания не отвечает также требованиям индивидуализации и дифференциации мер юридической ответственности, призванных обеспечить соразмерность наказания характеру совершенного правонарушения, размеру причиненного вреда, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств деяния, а значит, резко не согласуется, по нашему мнению, с принципами справедливости наказания, равенства всех перед законом и судом, уважения человеческого достоинства и создает фактически ситуацию, при которой лицо будет нести несоразмерные с характером и степенью его вины в совершении указанного правонарушения (излишние) страдания, обусловленные суровостью административного ареста, превращающегося в такой ситуации из меры воздействия в инструмент подавления человеческой воли и инициативы, чрезмерного ограничения свободы и личной неприкосновенности, свободы мысли и слова.
В наши дни трудно не заметить снижения культуры речи в языке художественной литературы, в средствах массовой информации, в публичных выступлениях, бытовом общении. Русская речь страдает от внедрения в нее вульгарных, а иногда и просто непристойных, выражений, засоряется жаргонными словами и оборотами.
В целом защита русского языка как национального достояния и основы культурно-коммуникативной связи других языков народов России требует незамедлительных жестких и смелых законодательных решений. Поэтому немаловажной в данный момент представляется ситуация, связанная с рассмотрением в Федеральном Собрании проекта федерального закона "О государственном языке Российской Федерации", в преамбуле которого предопределяется его направленность на защиту и развитие языковой культуры. Однако характер и меры подобной защиты должны быть четко соизмеримы с теми социальными ожиданиями, которые возлагаются в обществе на механизм государственного принуждения. Тонкая грань таких ценностей возлагает на государство особо значимую роль в проблеме обеспечения чистоты речевой культуры граждан как коммуникативной основы социальной целостности и единства любого цивилизованного общества.

Ш. Колпакова,
заместитель председателя Астраханского областного суда

И. Максимов,
заведующий кафедрой юридического факультета
Астраханского государственного технического университета,
кандидат юридических наук, доцент

М. Рамалданов,
преподаватель кафедры юридического факультета
Астраханского государственного технического университета

"Российская юстиция", N 11, ноябрь 2003 г.
02.08.10 Автор: zzloyzz
Это может быть интересно
Как правильно поступить с юридической точки зрения?
Как работает интернет-магазин? С юридической точки зрения.
что такое юридическая сфера?
что такое юридическая процедура?
Как с точки зрения законодательства расценивается использование встраиваемого видео (пр. youtube.com)?
Войти
Просмотреть Вопросы и ответы в версии: для мобильных устройств | для ПК
©2014 Google - Политика конфиденциальности - Справка