Главная страница > Вопрос
Вопрос
что такое эпитет, и приведите примеры эпитетов
смело | плохо | хорошо 08.10.08 Автор: Гость
Ответы
1 из 15
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AD%D0%BF%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%82

Эпи́тет (греч. ἐπίθετον, «прозвище») — термин теории литературы: определение при слове, влияющее на его выразительность.

Содержание этого термина недостаточно устойчиво и ясно, несмотря на его употребительность.

ЭПИТЕТ, слово или целое выражение, которое благодаря своей структуре и особой функции в тексте приобретает некоторое новое значение или смысловой оттенок.
08.10.08 Автор: ALyahov
2 из 15
Слово по части речи прилагательное и слово категории состояния. В литературе описания какого-либо предмета.
08.10.08 Автор: user 2008
3 из 15
26.09.09 Автор: Без имени
4 из 15
Кароче - это когда о  каком-нибудь предмете говорится художественными словами. Или когда его описание идет худож словами. Ее глаза были как бездонное море (первое что сложила моя ненормальная голова))))
01.06.10 Автор: уже вышел
5 из 15
Эпитет - это не просто признак предмета (ДЕРЕВЯННАЯ палка), а образная характеристика какого-либо лица, явления, предмета обычно посредством выразительного метафорического прилагательного. Например, "тихий голос" - здесь нет эпитета, а "ЯРКИЙ голос" - здесь эпитет ЯРКИЙ.Теплые руки - нет эпитета, ЗОЛОТЫЕ руки - есть.
Вот еще примеры эпитетов:
Румяная заря.
Ангельский свет.
Быстрые мысли.
Человек-кран.
Легкое чтиво.
Золотой человек.
Человек-компьютер.
Чудесный вечер.
Поющий костер.
А вот из Википедии:
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AD%D0%BF%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%82
07.02.11 Автор: Alexis007
6 из 15
Эпитет – это слово или выражение (синтаксическое целое) в художественном тексте, обычно поэтическом, лирическом, которое несет в себе особо выразительные свойства, подчеркивая в объекте изображения что-то такое, что присуще лишь ему одному.

С помощью эпитетов достигается особая тонкость, выразительность, глубина.

Конструкция эпитета обычно проста. Это прилагательное + существительное.

Эпитет в тексте обычно оказывается в постпозиции, после определяемого слова.

Если эпитеты оказываются расположенными в тексте вертикально, то есть оторвано друг от друга, то это только усиливает их конкретное звучание и придает особую глубину тексту.
09.11.12 Автор: Без имени
7 из 15
Эпитет-это образное определение
Н/р:
     Золотые руки
     Золотой  человек
     Дым       летучий(М.Ю.Лермонтов.``Бородино``)
     Грозная  сечь(М.Ю.Лермонтов.``Бородино``)
     Синие     вехушки(М.Ю.Лермонтов.``Бородино``)
04.12.12 Автор: Без имени
8 из 15
Эпитет - это не просто признак предмета (ДЕРЕВЯННАЯ палка), а образная характеристика какого-либо лица, явления, предмета обычно посредством выразительного метафорического прилагательного. Например, "тихий голос" - здесь нет эпитета, а "ЯРКИЙ голос" - здесь эпитет ЯРКИЙ.Теплые руки - нет эпитета, ЗОЛОТЫЕ руки - есть.
Вот еще примеры эпитетов:
Румяная заря.
Ангельский свет.
Быстрые мысли.
Человек-кран.
Легкое чтиво.
Золотой человек.
Человек-компьютер.
Чудесный вечер.
Поющий костер.
А вот из Википедии:
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AD%D0%BF%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%82
23.01.13 Автор: Без имени
9 из 15
ермин "эпитет" принадлежит к числу наиболее древних филологических терминов, предназначенных для описания выразительных средств, которые используются авторами литературных текстов. Тем удивительнее единство значения, которым этот термин обладает: со времен античных риторик под эпитетом подразумевается выразительное определение, характеризующее предмет или явление. При этом в филологической традиции, восходящей к античности, было принято различать "эпитеты необходимые", epitheton necessarium, которые сообщали о предмете информацию, никак иначе в тексте не представленную, и "эпитеты украшающие", epitheton ornans, не несущие новой предметно-логической информации, однако воздействующие на чувства читателей.
Отечественная филологическая и лингвистическая традиция складывалась во многом как результат усвоения европейской филологической традиции, ее терминологии и проблематики. Поэтому неудивительно, что история термина "эпитет" в отечественной филологии оказывается тесно связана с классическим разграничением "необходимых" и "украшающих" определений, получавшим в различных работах то или иное истолкование.
Прежде всего следует упомянуть труды А.А. Потебни и его последователей - Д.Н. Овсянико-Куликовского, А. А. Зеленецкого, исходивших из противопоставления "поэтической" и "прозаической" речи соответственно как речи образной и необразной : "Символизм языка, по-видимому, может быть назван его поэтичностью; наоборот, забвение внутренней формы кажется нам прозаичностью слова" (Потебня 1976, 174). Поэтому различаются слова "прозаические", "звуковая форма которых служит только знаком, символом известного понятия или представления и не вызывает в нас никакого образа" (Зеленецкий 1913, V), и "поэтические", "произношение которых вызывает в нас образ, конкретное представление, отличное от того, которое составляет лексическое значение слова" (Зеленецкий 1913, V).
По мнению А.А. Зеленецкого, эпитеты принадлежат именно к этой второй группе слов, поскольку, "не внося, по большей части, ничего нового в наше сознание, они только выдвигают одно из качеств, присущих предмету, и этим сразу дают определенное направление работе нашего сознания при воспроизведении представлений, значительно облегчая тем понимание чужой речи" (Зеленецкий 1913, V).
Таким образом, под эпитетами здесь подразумеваются прежде всего "украшающие эпитеты", определения, избыточные с точки зрения сообщения новой информации, однако помогающие восприятию уже сообщенного. С другой стороны, для школы Потебни характерна уверенность в том, что именно поэтическая, образная речь является первичной, " … названия предметов имели прежде характер эпитетов. Но эти эпитеты не просто только выдвигали в сознании наших предков какой-нибудь один, отдельный признак, без всякого отношения его к какому-нибудь определенному предмету, как эпитеты современной речи, а, наоборот, ассоциируясь с целым рядом других признаков того или другого предмета, вызывали в сознании общее и полное его представление" (Зеленецкий 1913, VII).
Противопоставление "современной речи" и "речи предков" объясняет, по мнению А.А. Зеленецкого, разницу в употреблении эпитетов: если в образной, "поэтической" речи древних эпох называние признака позволяло слушающему воспроизвести в сознании образ предмета в целом, то "прозаическая" современная речь, в которой исходный образ предмета позабыт, требует возрождения этого образа - и такое " … возвращение внутренней формы и придание образности словам постоянно совершается в современной речи посредством эпитетов. Эпитеты эти сейчас уже не имеют самостоятельного значения - они обозначают только признаки и не вызывают сами по себе никакого представления о предмете" (Зеленецкий 1913, VIII). Это изменение функции объясняется тем, что функция называния перешла к другим словам, а назначение эпитетов теперь - "…вносить в эти слова определенное содержание, уяснять и оживлять их" (Зеленецкий 1913, VIII).
Эта концепция в большей степени служила подтверждением и развитием основного тезиса А.А. Потебни о первичности образного "поэтического" языка, разложением и снижением которого стала позднейшая история человеческой речи. Однако благодаря этим работам, как и работам А.Н. Веселовского, проблема эпитета была осмыслена как проблема историческая, требующая анализа не только с точки зрения абстрактной выразительности того или иного текста, но и с точки зрения того, как данное выразительное средство использовалось в различные эпохи и в различных культурах, какое место оно занимало в системе выразительных средств.
А.Н. Веселовский даже считал возможным рассматривать всю историю эпитета как историю поэтического стиля "в сокращенном издании" (Веселовский 1940, 73). "За иным эпитетом, к которому мы относимся безучастно, так мы к нему привыкли, лежит далекая историко-психологическая перспектива, накопление метафор, сравнений и отвлечений, целая история вкуса и стиля в его эволюции от идей полезного и желаемого до выделения понятия прекрасного" (Веселовский 1940, 73).
В своей работе "Из истории эпитета" А.Н. Веселовский, однако, не столько выстраивает какую-либо конкретно-историческую последовательность развития эпитета как литературного явления, сколько дает широкое сопоставление эпитетов из произведений, относящихся к разным эпохам и странам. Такое сопоставление невозможно без использования той или иной классификации эпитетов, содержащей характеристики основных разновидностей этого явления; в основе своей классификация Веселовского - все то же классическое различение эпитетов "необходимых" и "украшающих": "Эпитет - одностороннее определение слова, либо подновляющее его нарицательное значение, либо усиливающее, подчеркивающее какое-нибудь характерное, выдающееся качество предмета. Первый род эпитетов можно бы назвать тавтологическими… Второй отдел составляют эпитеты пояснительные: в основе какой-нибудь один признак, либо 1) считающийся существенным в предмете, либо 2) характеризующий его по отношению к практической цели и идеальному совершенству" (Веселовский 1940, 73-74). Далее А.Н. Веселовский кратко характеризует некоторые разновидности пояснительных эпитетов - "эпитеты-метафоры" и "синкретические эпитеты", однако в дальнейшем разборе эти разновидности не противопоставлены.
Данная классификация, фактически воспроизводящая классическое различение эпитетов украшающих и необходимых, и становится в дальнейшем основой для характеристики эпитетов в текстах различных стран и эпох. При этом А.Н. Веселовский исходит из того, что сходные явления в разных культурах (например, постоянные эпитеты) могут объясняться аналогичными процессами в психологии творчества (и восприятия), а различия - постепенным прогрессом в той же самой психологии: "Когда в былое время создавались эпитеты: ясен сокол и ясен месяц, их тождество исходило не из сознательного поэтического искания соответствия между чувственными впечатлениями, между человеком и природой, а из физиологической неразборчивости нашей, тем более первобытной психики. С тех пор мы научились наслаждаться раздельно и раздельно понимать окружающие нас явления, не смешиваем, так нам кажется, явлений звука и света, но идея целого, цепь таинственных соответствий, окружающих и определяющих наше "я", полонит и запутывает нас более прежнего…" (Веселовский 1940, 88-89).
Таким образом, история эпитета у Веселовского - это история развития определенного литературного явления, отражающего развитие (очевидно, аналогичное для разных культур) факта психики, факта сознания (в данном случае - способности различать предмет и его свойства). В этой истории ученый выделяет три основных момента:
- возникновение эпитетов в "пору древнейшего песенного развития, которую мы отличаем названием синкретического или лироэпического…" (Веселовский 1940, 80), причем это были эпитеты, сначала "подновляющие нарицательное значение существительного", а несколько позднее - указывающие типический, существенный признак;
- выделение из накопленного в начальную синкретическую эпоху множества эпитетов ограниченного числа постоянных эпитетов, ставших "…признаком того типически-условного - и сословного миросозерцания и стиля…, который мы считаем, несколько односторонне, характерным для эпоса и народной поэзии" (Веселовский 1940, 80);
- "…разложение этой типичности индивидуализмом" (Веселовский 1940, 80), проходящее через "забвение реального смысла эпитета с его следствиями", обобщение определения, позволяющее применять его к целому ряду предметов, а также накопление эпитетов "однозначущих или близких по значению", переходящее затем в создание сложных эпитетов и описательных определений.
В основном Веселовский иллюстрирует свою концепцию примерами из произведений народного эпоса, тем самым фактически отказываясь от того, чтобы придавать ей универсальный характер; однако в последних разделах своей работы он прибегает к примерам из современной ему французской, немецкой и русской поэзии, и таким образом вновь возвращается к вопросу о постоянстве психических процессов, отражающихся в литературном творчестве. На наличие такого постоянства, затемненного историческим процессом, но позволяющего преодолевать разницу во вкусах и привычках создателя древнего текста и его нынешнего читателя, указывают такие слова А.Н. Веселовского: "…все отвечает какой-нибудь потребности жизни, какому-нибудь переходному оттенку мысли, ничто не живет насильно… Мы твердим о банальности, о формализме средневековой поэзии любви, но это наша оценка: что до нас дошло формулой, ничего не говорящей воображению, было когда-то светло и вызывало ряды страстных ассоциаций" (Веселовский 1940, 90-91).
Для литературоведов следующего поколения, таких как Б.В. Томашевский и В.М. Жирмунский, характерно стремление разграничить эпитет и определение, осознать специфичность эпитета как художественного приема, противопоставленного употребляющимся в текстах нехудожественных определениям. Так, Б.В. Томашевский различает логическое и поэтическое определение, и называет эпитетом лишь второе. С его точки зрения, логическое определение используется для того, чтобы "выделить обозначаемое явление из группы ему подобных, чтобы указать на признаки, которыми оно отличается" (Томашевский 1927, 34).
Поэтическое же определение, или эпитет, лишь повторяет "признак, заключающемся в самом определяемом слове, и имеет целью обращение внимания на данный признак или выражает эмоциональное отношение говорящего к предмету" (Томашевский 1927, 34). Тем самым определение не противопоставляет факт, обозначенный определяемым словом, множеству иных фактов, не обладающих соответствующим признаком, а лишь выделяет этот признак в виду их важности для данного словосочетания. При этом "…когда мы говорим об индивидуальных явлениях - определения даются не в логическом, а в поэтическом порядке" (Томашевский 1927, 35).
Последнее замечание довольно интересно тем, что предполагает существование "логического" и "поэтического порядка" речи фактически вне зависимости от конкретного текста, его жанра и стиля: это как бы универсальные полюса, между которыми располагаются все конкретные тексты и даже их фрагменты, тяготея к тому или другому полюсу. При этом использование логической, а не психологической терминологии не должно вводить в заблуждение: фактически это то же самое различение "обыденной" и "поэтической" речи, которое мы встречаем у Потебни и его последователей, то есть различение речи информирующей и эмоционально воздействующей. Особенность концепции Томашевского лишь в том, что он, интерпретировав психологическую терминологию предшественников при помощи логических терминов, обозначил как эпитет только "украшающие определения", а "необходимые" ("логические") определения вывел за рамки стилистики.
"Логизация" стилистики вызвала справедливые замечания В.М. Жирмунского, отмечавшего, что в контексте художественного произведения "логические определения" (в терминологии Томашевского) часто "… служат не логической классификации и номинации, а включаются в систему… описательных приемов в соответствии с принципом подбора поэтических определений, обусловленных общим художественным стилем…" (Жирмунский 1931, 357).
Тем не менее В.М. Жирмунский согласен с необходимостью сузить объем понятия "эпитет", применяя его только для "поэтического определения, не вносящего нового признака в определяемое понятие" (Жирмунский 1931, 358). В этом ограничении ученый видит возрождение "старого и более точного" употребления термина "эпитет", понимаемого как "эпитет украшающий". Однако "украшающий эпитет", т.е. эпитет как таковой, противопоставляется при этом не столько логическим определениям, сколько особому роду поэтических определений: авторскому, индивидуальному поэтическому определению. Если эпитет обозначает "типический, идеальный признак определяемого понятия" (Жирмунский 1931, 358), то авторские определение - "признак окказиональный, улавливающий один из частных аспектов явления" (Жирмунский 1931, 357).
В этом противопоставлении более значимым оказывается уже не принадлежность текста "обыденной" или поэтической речи и даже не установка на информирование или эмоциональное воздействие, а прежде всего соотношение традиционного и новаторского в конкретном словоупотреблении, отношение текста к предыдущей литературной традиции. Эпитет, с точки зрения Жирмунского, это определение традиционное, и как таковое типично для эпох, ориентированных на канон, типическое, идеальное; ученый упоминает в этой связи литературу французского классицизма XVII - XVIII веков, английскую и русскую поэзию XVIII века.
В эпоху романтизма "эпитет в традиционном узком значении поэтического тропа … заменяется индивидуальным, характеризующим поэтическим определением" (Жирмунский 1931, 359). Романтизм впервые оправдывает индивидуальную точку зрения и индивидуальное словоупотребление, общую идею предмета вытесняет индивидуальный аспект явления, обусловленный определенным местом и временем, и в то же время на смену объективного и идеального художественного стиля выступает индивидуальная манера, обусловленная точкой зрения или темпераментом поэта. При этом в теории литературы возникает "новое расширенное употребление термина "эпитет" в значении поэтического определения" (Жирмунский 1931, 360), что соответствует художественной манере, установившейся в XIX веке, однако вносит определенную путаницу, поскольку соседствует со старым пониманием эпитета как эпитета украшающего.
В.М. Жирмунский предлагал преодолеть это несовершенство терминологии, сохранив термин "эпитет" для обозначения эпитетов украшающих и используя в остальных случаях слова "поэтическое определение". Таким образом, оставался "…только один вопрос, для которого мы приберегаем термин "эпитет": пользуется ли данный поэт украшающими эпитетами, т.е. традиционными поэтическими определениями, употребляемыми в особом переносном значении типического, идеального признака определяемого понятия, или он допускает только индивидуальные, характеризующие определения в соответствии с обычным прозаическим словоупотреблением" (Жирмунский 1931, 361).
Однако это предложение В.М. Жирмунского не было поддержано другими учеными, не желающими отказываться от удобного и краткого обозначения поэтических определений в отличие от определений необходимых, логических, информативных. Понимание эпитета как любого художественного определения характерно для Л.И. Тимофеева ("Эпитет есть слово или предложение, примененное к существительному или его эквиваленту для того, чтобы подчеркнуть в изображаемом явлении какое-либо его отличительное свойство, индивидуальное или родовое" (Тимофеев 1976, с. ); впрочем, определить, в чем состоит специфичность эпитета по сравнению любым другим определением Л.И. Тимофеев, отвергавший существование особого "поэтического, образного языка", в конечном счете так и не смог: его утверждение о том, что "во всяком эпитете мы имеем дело с перенесением значения слова другого и вытекающем из этого сочетания новым смысловым значением, то есть с признаком тропа" (Тимофеев 1976, ), равно применимо и к поэтическому, и к научному, и к бытовому тексту.
Но и в тех случаях, когда язык художественной литературы все же рассматривается как особая стилистическая подсистема, исследователи склонны применять термин "эпитет" для обозначения всех разновидностей поэтических определений: ср. трактовку эпитета как образного определения предмета в "Краткой литературной энциклопедии" (КЛЭ 1975, т.8, с), и широкое понимание эпитетов как "характеризующих определений" в "Словаре эпитетов" К.С. Горбачевича. При этом как отличительные свойства эпитета, противопоставляющие его определениям, отмечают то, что эпитет "выделяет, усиливает типичный признак характеризуемого" (КЛЭ 1975, т.8, с), и то, что он "осуществляет ценностную квалификацию, всегда в той или иной мере неповторимо личную" (КЛЭ 1975, т.8, с).
23.01.13 Автор: Без имени
10 из 15
метафора
07.02.13 Автор: Без имени
11 из 15
эпитет
к стиху что изображает тяжолую работу  каменьщиков
14.04.13 Автор: Без имени
12 из 15
Эпитет - это яркое определение. Эпитет всегда прилагательное.
Например: ЗОЛОТЫЕ руки, ЯРКИЙ голос.
08.05.13 Автор: Без имени
13 из 15
что токое эпитет
01.10.13 Автор: МАРК НАЗАРКИН
14 из 15
Эпи́тет (греч. ἐπίθετον, «прозвище») — термин теории литературы: определение при слове, влияющее на его выразительность.

Содержание этого термина недостаточно устойчиво и ясно, несмотря на его употребительность.

ЭПИТЕТ, слово или целое выражение, которое благодаря своей структуре и особой функции в тексте приобретает некоторое новое значение или смысловой оттенок.
06.10.13 Автор: Без имени
15 из 15
Эпи́тет (от др.-греч. ἐπίθετον — «приложенное») — определение при слове, влияющее на его выразительность. Выражается преимущественно именем прилагательным, но также наречием («горячо любить»), именем существительным («веселья шум»), числительным («вторая жизнь»).
Эпитет — слово или целое выражение, которое, благодаря своей структуре и особой функции в тексте, приобретает некоторое новое значение или смысловой оттенок, помогает слову (выражению) обрести красочность, насыщенность. Употребляется как в поэзии (чаще), так и в прозе.
03.03.14 Автор: Без имени
Это может быть интересно
что токое эпитеты
что такое эпитеты?
эпитет
Помогите выбрать список литературы для курсовой на тему "эпитеты в публицитической речи"
Какие литературные приемы использует поэт чтобы показать красоту в полтаве?
Войти
Просмотреть Вопросы и ответы в версии: для мобильных устройств | для ПК
©2014 Google - Политика конфиденциальности - Справка